Эдем

Это моя первая короткая, но полная история. Надеюсь, вам понравится. Приятного чтения.Моя мама умерла два месяца назад. Она была довольно молода, но несчастный случай редкостью в нашем обществе не считается. Я любил её всем сердцем и, поверьте мне, обоснованно. Такой же доброй, снисходительной, честной, но в то же время остроумной и своенравной женщины вы не найдёте. Мы все её уважали, все относились к ней трепетно. Даже посторонний человек, видя наши лица сейчас, может понять, насколько сильное горе случилось в нашей чрезмерно обыденной жизни.
Сегодня отец решил повезти всю семью в родной город матери. Честно говоря, я ни разу здесь не был, да и быть не собирался. Однако же по воле достопочтенной госпожи Судьбы, я нахожусь здесь и думаю, как же этот город выглядит захудало.
Мы ехали в машине к родному дому моей мамы, когда я, смотря в окно, заметил нечто странное. Да, ни о чём в этом месте мне даже думать не приходилось, ничто здесь не было мне знакомым или даже напоминающим о чём-либо таковом. Всё было пустынно и чуждо, ведь даже смотря глазами незнающего человека, было ясно – город частично покинут. Но самым странным и пугающим было то, что я узнал одно место. Узнал в точности, в малейших деталях. Узнал проклятую постройку из детских сказок моей матери.
Ещё, как говорится, когда я пешком под стол ходил и не был в состоянии уснуть с закрытой дверью, мой смертный ангел читал мне сказки, из которых я и узнавал, что значит добро, а что – зло. Однажды в поездке оказалось, что отец, переложив взятые с собой книги, забыл ту сумку в доме, искренне, разумеется, пожалев об этом, не найдя зубной щётки и сигарет. Мама же расстроилась больше, зная, как это важно для меня. Она не была из тех, кто сдаётся и говорит «нет», потому что так проще. Сев рядом со мной, она с улыбкой прошептала: «Сегодня я расскажу тебе историю. Историю, которая для меня стала одной из решающих. Слушай, сынок, но не рассказывай никому». Она была тепла, как и прежде, но грусть в её глазах была видна даже такому ребёнку. Я просто молча лежал в ожидании «истории», ведь сколько себя помню, она упоминала лишь «сказки» или «легенды», то бишь то, что названием говорит о позабытой реальности.
А теперь, пожалуй, настало время впервые кому-то услышать этот рассказ из моих уст.
«Когда мне было всего четырнадцать лет, мой отец уже жил вдалеке и не мог ни помочь нашей семье, ни причинить ей какой-либо вред. Мама растила меня одна и трудилась в поте лица, чтобы обеспечить моё хорошее будущее. Как видишь, сынок, это ей удалось, да упокоится её душа. Она работала «флористом», так сказать. Продавала на рынке купленные оптом цветы, делала из них букеты и, соответственно, зарабатывала на этом деньги. Вот только своего помещения у ней не было. Днём цветы стояли на деревянных ступеньках, а на ночь она арендовала комнату из полузаброшенной многоэтажки посреди рынка. По планам это здание должно было быть обустроено в наилучшем виде, и каждый сантиметр уже при начале строительства был сдан или же продан каким-то мелким компаниям. Однако, когда фундамент был заложен, «форма» придана и оставалось только поставить окна и зашпаклевать свежевыложеные стены, оказалось, что здание невероятно радиоактивно. Владелец задумки, видимо, решил по экспериментировать с добавлением какого-то вещества для стойкости фундамента. Что ж, не удалось. Проект закрыли незамедлительно, владелец в последствие чего обанкротился. Это здание было радиоактивно лишь в том случае, если вы на протяжении 10 часов будете в нём находиться. А если это будет продолжаться каждый день – разумеется, вы подхватите заболевание, которое, возможно, вылечить не сумеете. Для людей извне оно было не опасно. Именно поэтому здание так и не снесли. Тогда на нижних этажах обосновалась охрана и цветы, оставленные на ночь. Без ключа в здание путь был заказан, да и проход наверх был только через главную дверь. По воле судьбы, именно у моей семьи хранился ключ от самого главного замка.
Тем днём я пришла помогать. Мама дала мне поручение: сходить на «склад» и перебрать цветы – годные и не годные. Там я провела минут двадцать, не больше, прежде чем меня толкнула какая-то девица и со смехом устремилась вверх по этажам. Я была не в панике, просто растеряна и сильно удивлена. Закрыв дверь изнутри, я направилась за ней следом. Меня увиденное поразило до глубины души… Всего в плане здания было десять этажей, но уже на девятом лестница обрывалась, и под ногами был виден роскошный зелёный мох, покрытый маленькими желтыми цветами. Это выглядело весьма логично, ведь крыши там не было — дождю препятствий не представлялось. Но как же это красиво! Так просто и так прекрасно!! Меня отвлекли мысли лишь на мгновение, после я попыталась оглядеть этаж, дабы найти девочку-проныру и вернуть обратно к выходу. Однако только через некоторое время я смогла увидеть её краем глаза на десятом этаже. Снизу его было не разглядеть, да и с девятого этажа он был плохо виден из-за плотно сдвинутых плит. Я попыталась отыскать возможность взобраться. Этой возможностью стала ржавая перевёрнутая конструкция, похожая на двухметровую вагонетку. Мне понадобились силы и время чтобы взобраться.
Десятый этаж был доделан частично. Одна его часть — примерно 30-35% — была пуста, а другая обустроена, как и этажи снизу. Там были стены, оконные и дверные проёмы, «крыша»… Но что-то здесь было не так. Где та девочка? В этом месте мне вдруг стало не по себе. Я нашла один вход в закрытую часть десятого этажа и поразилась увиденному намного больше, чем прежде. Мох с девятого и сравниться не мог с тем райским садом, что я увидела. Солнце попадало во все уголки, но трава и цветы всех сортов не знали даже намёка на «выгоревший цвет». Розовый, ярко желтый и голубой… красный и фиолетовый… У меня перехватило дыхание от увиденного, и ведь даже деревья не остались без внимания! Они там были! Сад казался будто райским. Я часто слышала, что из-за радиации засечь что-то со спутника не удавалось, но знали бы они, что пропустили!! В момент, когда я уж было совсем потеряла место в пространстве, моё подсознание озвучило мысль, крутившуюся у меня в голове на протяжении нескольких минут: «Эдем». Как только с уст сорвалось это слово, позади раздался крик. Он шел с открытой, недостроенной части. Я побежала на звук, решив, что та девушка споткнулась и, возможно, в любой момент может упасть. Моё сердце перестало биться, а страх охватил всё до кончиков моих ног. Я увидела картину, которая эхом проносится у меня в голове день за днём. Та девушка весела над землёй, жадно хватаясь за руку существа, держащего её за горло и пытающегося придушить. Это существо… Это был огромный паук, но в месте, где должна была быть голова – начиналось человеческое тело. Тощий мужчина или, может, парень с волосами, зализанными будто дреды и завязанными словно мокрой тряпкой глазами, с улыбкой, за которой виднелись острые как лезвия зубы, смотрел на бедную жертву. Хруст — девушка мертва. Паника охватила моё тело больше прежнего и заставила бежать, бежать и не оглядываться. Шаг – ушибы, бег – падение. Я была так счастлива увидеть дверь на первом этаже – дверь к спасению, но свет с окна показал тень… мою и двухметрового существа позади.
Я очнулась на полу. Пропало около тридцати роз разных цветов, на что маме я сказала: «Их украли. Я дралась, но их украли». С тех пор меня одну в здание не пускали, но, проходя мимо, я всегда замечала его тень. Спасибо, что не убил меня, Эдем».
У меня по спине прошлась дрожь, когда проезжая той дорогой снова, я вспомнил: на маминых похоронах многих людей кусали пауки. Многих, но не самых близких. При этой мысли, смотря в окно на то здание, которое теперь было заброшено полностью, я увидел двухметровую, явно нечеловеческую тень.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *