Кто мне помог?

Источник — я. Автор — я.
Говорят, что в минуты полного отчаяния нам помогают силы свыше.Думала-думала, написать или нет, и, в конце концов, решилась.
Немного предыстории.
Мне не 17, не 20 и даже не 25. На данный момент, в силу обстоятельств, живу в двухкомнатной квартире с мамой и бабушкой. Все друг-друга любим безумно, но на расстоянии, а как вместе жить начинаем — как пауки в банке: скандалы, ссоры ежедневно, орём друг на друга, словно одержимые (потом — кто плачет, кто бесится, кто посудой кидается, да и соседи жаловались постоянно: «Три маленькие бабы, а шуму, как от бульдозера. Угомонитесь уже». В общем, кошмар). Когда всё утихает, все каемся и друг друга прощаем до следующего инцидента.
С начала прошлого года и по сей день на меня словно наваждение какое-то напало: здоровье сильно подкосилось (!), с работой никак, учёбу бросила, с друзьями, даже самыми близкими, практически весь контакт оборвала, стала ненавидеть всех и вся, а себя особенно. Перечислять можно долго. Это при том, что я всю жизнь была человеком жизнерадостным, неглупым, вежливым, люди меня любили… А тут сама в отшельники записалась. Даже пить немного начала.
Собственно, история:
Так было и в тот день. Пошла куда-то зачем-то, и опять двадцать пять: все прохожие бесят, плакаты на столбах бесят, музыка в наушниках бесит. Вижу счастливые лица людей — завидую и в прямом смысле НЕНАВИЖУ ВСЁ. И злость такая от этого берёт — не передать!
Прихожу вечером домой. Мама что-то «не по-моему» сделала или слово «не так» сказала, бабушка там где-то причитает и ноет. И у меня совсем сдали нервы. Ну вот, совсем сдали. Я благим матом (в чем до сих пор раскаиваюсь) их обеих обложила, схватила бутылку вина и, хлопнув дверью, прям в одежде забралась под одеяло. А слезы так и катятся, рыдаю взахлеб — себя жалею, мол, бедная я, несчастная, за что это мне. Носом в стенку уперлась и думаю: «Вот сейчас упьюсь вусмерть, сдохну, узнаете вы, как это, без меня жить». Истеричка хренова.
Чувствую, кто-то в комнате. Поворачиваю зарёванную морду в сторону двери, собираясь опять послать кого-то на все четыре и вижу… Ё-моё! Висит и слегка светится между полом и потолком какая-то монашеская ряса!
Не испугалась я, никакого чувства страха не было. Была злость, страшная злость, но как-то сразу понятно стало, что не «наш» он. Вскакиваю я с кровати и как давай орать: «Ну и фиг ли ты припёрся? Чего висишь тут? Хочешь с собой забрать? Забирай! Хочешь помочь? Помогай! А иначе вали в ж…» (На самом деле, я чётко помню, что словесные извержения мои были менее тактичны). И обратно в кровать юркнула носом к стене, бешеная, аки чёрт.
Чувствую, гладит меня кто-то, да так нежно. И так хорошо стало, так спокойно, прям чувствовалось, что вся эта «чернота»» из меня уходит… Я думала, мама, как в детстве, перед сном пришла убаюкать. Хотела обернуться, извиниться за мои психи, но такая нега напала: всё тело как желе стало, даже веки приоткрыть не могла. А меня всё гладили и гладили. Тут я и ушла в забытьё…
Проспала я, наверное, часов 10. Ближе к обеду встала и давай перед своими родительницами извиняться за своё вчерашнее басурманство. Маму отдельно поблагодарила за «массаж», а та на меня глазами по пять копеек смотрит и говорит: «Ты чего? Я вчера сразу на прогулку ушла и у подруги ночевала, знала, что тебе перебеситься надо». Бабушка же уснула сразу в зале под телевизор. Криков моих никто не слышал.
Вот такие пироги. И что это, спрашивается, было, господа присяжные заседатели?
Тем, кто осилил, заранее спасибо за внимание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *