Зеркала времени

[hide]Источник[/hide]
Автор: Гость.

Зеркала времени

Посмотрите на картинку, сколько гор вы видите? Две, три, оговорюсь сразу, никакие графические редакторы не использовались – это реальное фото, реальной местности. Зачастую то, что мы видим, слышим, чувствуем — обманчиво, иллюзорно, фантасмагорично, В моменты этого понимания человек сперва недоумевает, потом пытается проверить свои органы чувств, потом переживает, затем ощущает легкий страх перед неизведанным и непонятным и только потом начинает складывать все звенья в цепочки событий. Так и в этой истории, для того, чтобы понять, что же тогда произошло на склоне горы, необходимо было время для восстановления всех звеньев в одной цепочке…

Дело было в начале зимы, когда уже не первый, но еще и не снег в его белом обильном понимании, лег на склоны, прикрыв собой грязь и опавшую листву осени. Я наконец-то уговорил свою девушку взойти на средний склон, который, как мне казалось, был самым легким маршрутом и не представлял большой трудности для неопытного туриста. В условленный день и час мы вместе выдвинулись в сторону горы, девушка была, как всегда, налегке. Кстати, впоследствии не раз сталкивался с таким бездумным отношением, мол, прогулка, ну и что, что гора, тьфу, фигня, а не гора. Любой, даже самый никудышный холм может представлять опасность, поскольку неизвестно, что там, на вершине, произойдет через пять минут, а пока заберетесь, пройдет, может, час и, может, полчаса, погода переменчива, и это всегда надо учитывать. Поэтому всегда беру рюкзак с теплыми вещами, небольшим запасом провианта, а также геологический молоток, альбом с карандашом, карту местности и компас, ну этот предмет никогда рюкзак и не покидал, своеобразный «талисман».
Прогулка к подножию была утомительной, как для меня, так и для девушки. Для девушки в виду отсутствия навыков правильного «экономичного» дыхания, для меня, потому как вместо привычных 30 минут подъем занял час и двадцать минут. Поэтому, подойдя к полуразрушенному зданию, некогда бывшей рудодобывающей конторой, решили сделать небольшой привал. Скинув рюкзак, я достал карту, чтоб нанести новые изменения, происшедшие в мое «отсутствие», а также зрительно отметил окончательную точку маршрута как на горе, так и в карте, просчитав оптимальный вариант подъема к вершине склона. Девушка в это время что-то «щебетала», восторгаясь деревьям в снежном одеянии, валунам, серыми «спинами» торчащими из под белой пелены, многоголосых синиц, а также просто хорошему настроению, несмотря на пасмурную погоду. Все это умиляло… и добавляло сил к осуществлению мечты… Хоть небольшой, но все-таки, победы над древним, могучим духом гор.

Но в какой то момент я посмотрел на девушку, и чувство тревоги проняло от пят до самых кончиков волос, что-то должно произойти, но что именно, я не мог понять, ведь все ясно, нет никаких причин для беспокойства, вот мы, вот гора, вот маршрут, проложенный по карте, был бы курвиметр, можно было бы и поминутно рассчитать движение…
Гоня прочь эти мысли, взвалив рюкзак на плечи и взяв девушку за руку, сказав: «Пойдем, мой друг, нас ждут великие дела!», сделал широкий шаг в сторону подъема. Девушка рассмеялась и опять начала «щебетать» про чудный воздух, про искореженные «борьбой за существование» на каменистой местности деревья, мирно «дремавшие» под снеговыми шапками, про скользкие булыжники и прочие «прелести» восхождения. Я только тихо улыбался, напевая под нос песенку любимой группы.
Дошли до середины маршрута, вершина уже была видна как на ладони, даже были различимы камни размером с ладонь. Однако это все обманчиво, еще идти и идти. Девушка, порозовевшая и запыхавшаяся, остановилась и попросила небольшого роздыха. Ну что ж, всякое начало трудно, само собой, нет смысла рвать жилы с первого раза. Я достал сигарету и закурил, чувство беспокойства опять навалилось полной массой и сдавило виски. Затянувшись полной грудью, я выкинул фильтр, чем привел в недоумение девушку, которая, сродни родной матери тут же принялась отчитывать за халатное отношение к своему здоровью… Улыбнулся, обнял её и со словами, что моего здоровья достаточно, чтоб покорить не одну такую вершину, но и маленькую горку, потянул её дальше. Эта фраза привела её в восторг, потому как сразу посыпались расспросы про «маленькую горку», требовалось дать описательные характеристики… Поступил проще, — показал руками J, как рыбаки показывают свой улов. В этот же момент почувствовал, что с вершины склона скользит вниз какая-то белая, плотная масса, очень похожая на лавину, но, ввиду отсутствия снега, ни о каких лавинах речи быть и не могло, однако её скорость и широко направленный фронт могли ввергнуть в панику даже опытного туриста. В голове пронеслось отборное ругательство, потому как ничего хорошего эта масса однозначно не предвещала.

Туман, плотный и белый, обволакивал и поглощал все в себе, самое противное, самое отвратительное состояние, потому как в плотном тумане нельзя двигаться в гору. Велика вероятность сбиться, а еще больше просто оступиться и упасть, а там как фишка ляжет: либо растяжение, либо перелом. Решение пришло моментом: остановиться и переждать. Тем более, если туман стремительно идет с вершины, то его гонит ветер, а значит, быстро рассеется. Выбрав подходящий валун с подветренной стороны и достав что-то из теплых вещей, предложил девушке укрыться. Её недоумение по этому поводу заставило меня объяснить ей последствия хождения «ежика в тумане при горных условиях». Объяснение её впечатлило, потому как она тут же обняла меня, просунув руки в мой пуховик…
Налетел ветер, а следом туман, настолько плотный и настолько тяжелый, что, казалось, своей массой он может просто сплюснуть все, что в него попадает. Девушка вжалась в меня, и я почувствовал её дрожь. Чтобы разрядить обстановку, улыбнувшись, сказал, мол, горе тоже не нравится, что я покурил. Видишь, какой туман, это гора в отместку кинула, типа я «курю» помощнее, чем вы. Девушка улыбнулась, однако в её глазах отчетливо читался испуг.

— Да ты ж не бойся, — глядя на неё, сказал я, однако сам в этот момент уже знал, что все будущие события предрешены, будет несколько путей выхода из этого тумана, каждый из них приведет к определенной точке, но не будет варианта выйти в место изначального подъема.
— Давай спускаться вниз, — сказала девушка, глядя на меня жалостливым взглядом…

Достав очередную сигарету и тщетно пытаясь её прикурить, мне ничего не осталось сделать, как согласиться с ней и, стараясь не делать резких движений, на ощупь спускаться вниз. Тем временем туман стал настолько плотным, что на расстоянии вытянутой руки все было покрыто белым полотном. В определенные моменты, кроме руки девушки, я не видел ничего… Блуждание в тумане продолжалось минут сорок, как мне показалось. В итоге мы спустились в какую-то ложбину, и туман чуть рассеялся, первое, на что я наткнулся, была вагонетка из рудников, а также узкоколейка, уходящая куда-то вглубь раскрытой штольни… Этого не может быть, пронеслось в голове, ведь штольни все «запаковали» бетонными плитами еще в 80-ые годы, а узкоколейки и вагонетки растащили в лихие 90-ые… Бред какой-то. Я не верил глазам, девушка, видя мое состояние недоумения, робко спросила, знаю ли я это место. В ответ я что-то промычал о том, что ничего такого не видел. Следующим моментом, который меня заставил вздрогнуть, было наличие колючей проволоки по гребню ложбины, насколько я помнил и видел, ничего подобного на горе уже не встречалось. Туман поднялся и навис куполом над ложбиной. Я подошел к вагонетке и попытался её сдернуть по рельсам… Ничего не получилось, было ощущение, что она просто каменная. Мираж, точно мираж, но мираж — это, что видим, а тут я пытаюсь столкнуть объект, который имеет массу, форму, и точно происхождение труда человеческого. В этот момент в голове пронеслись все, абсолютно все литературные произведения от Эдгара По до Рэя Брэдбери, в которых описывались подобные ситуации, когда человек просто видел то, что уже было, не во сне, а наяву, ведь фактически получалось то, что они описывали, есть не плод их воображения, а реальность на грани фантастики… Мотнув головой, попытался гнать эти мысли, но следующее, что я увидел, кинуло меня в холодный пот. Я видел самого себя, но со стороны. Я видел каждый следующий свой шаг, как при покадровой постановке, каждый шаг, уходящий вглубь, куда-то в бесконечность. Ощущение ужаса и безвыходности, ощущение того, что каждое следующее движение тела уже за тебя просчитано и предрешено, но самое страшное то, что с этим можно только смириться, какой бы шаг ни сделал, все будет заново «спроектировано» и будет все равно указывать направление в бесконечность, как если бы поставили два зеркала друг напротив друга и поместили тело между этими зеркалами. Возникнет эффект бесконечного отображения. Безумие, помноженное на страх. Девушка видела то же самое, что и я, поскольку резко закрыла лицо ладонями и начала мотать головой из стороны в сторону, бормоча, что этого не может быть, что это все кажется. В этот момент я был готов поддаться внутренней панике и смириться со своим состоянием, я чувствовал, как начинаю сливаться с «кадрами», поставленными специально для меня. Посмотрел на наручные часы: они стояли. От этого стало еще хуже, ведь это означало только то, что все окружающее меня подверглось воздействию какой-то сторонней силы.

Надо было что-то делать, ведь если есть вход в эту жуть, то должен быть и выход. Схватив девчонку за руку, решил подниматься вверх, назад, туда, откуда пришел. Было тяжело, очень тяжело, каждый следующий шаг давался с трудом, девушке было не легче. Стараясь не думать об увиденном, заполнил свои мысли самым отборным матом, кроя себя, ноги, которые не хотели идти, прекрасную погоду, гору и все, что на ней имеется, штольни, шахты, вагонетки, рельсы и всю горнодобывающую мишуру вместе взятую. Вероятно, мои мысли приобрели словоформу, потому как через некоторое время девушка, крепко державшая меня за руку, начала меня упрекать в нецензурных словах… Подъем был долгим, мы оба вымотались. Буквально через семьдесят метров подъема усталость резко оторвалась от ног, и казалось, что скатилась обратно в ложбину, идти стало легче. Только не смотреть назад, пронеслось резко в голове, и я ускорил шаг вверх, таща за собой девушку. Опять туман пеленой, опять нулевая видимость, но желание выйти, бежать оттуда было сильнее мертвой, белой пелены… В темпе скорого шага, казалось, мы провели целую вечность, но в итоге вышли на каменистую местность с обратной стороны горы. Очередная волна тревоги, ужаса и страха… Но уже притупленная мыслью о том, что туман остался позади, и передо мной более или менее знакомая местность. Я посмотрел на часы: они не шли, как и там, в ложбине… Глубоко вздохнул, но тут же почувствовал сильную головную боль. Девушка спросила, что со мной, а я не мог даже промолвить и слова от того, что боль сковала всю голову, и любое движение вызывало нетерпимые приступы. Только махнул рукой, и мы медленно стали спускаться к подножью… Боль не проходила. По возвращению домой, посмотрев в зеркало, я заметил, что «склеротические» жилки, находящиеся на висках, неестественно надулись и пульсировали в такт биению сердца. Это состояние продолжалось неделю. Днем головная боль, ночью — кошмары, ни таблетки, ни примочки не помогали. Хотел лечить водкой, но после рюмки просто падал замертво и через час просыпался в холодном поту от понимания того, что за мной что-то идет и хочет меня настигнуть, но по каким-то причинам в последний момент я просыпаюсь, и тут же боль пронзает голову. Девушка испытывала то же самое и в сердцах ругала меня за то, что я потащил её на ту гору. Часы не шли… Через неделю я все-таки решил вернуться на то же место, страшно, жутко, но боль сильнее страха и прочих эмоций. Собравшись, я спросил девушку, хочет ли она вернуться туда, чтобы понять, что произошло, результат, как и ожидалось, был отрицательным.
Шел один, останавливаясь через каждые двести, триста метров, чтобы передохнуть. Ориентировочно в том месте, где все произошло, я остановился, но не было пейзажа, виденного неделей ранее. Точнее рельеф был тот же, но штольня залита бетоном, рельс и вагонетки не было, колючей проволоки тем более, вместо всего этого пробивались молодые деревца и кустарники, которые само собой за неделю не могли появиться, тем более в зимнее время. Вглядываясь и выискивая глазами что-либо, что хоть отдаленно напомнило бы мне о происшедшем, я обратил внимание на сам рельеф этой ложбины, представлявшую собой вогнутую овальную линзу с ровными краями и приблизительно одинаковым подьемом стенок. Я подошел к штольне, находившейся в одной из стенок «линзы», остановился и присел на корточки. В этот же момент я почувствовал, как что-то отделилось от меня и затянулось в штольню… Пропала боль… Медленно, как после тяжелой болезни, стали возвращаться силы… Домой я вернулся уже немного ожившим, девушке тоже стало легче…
Впоследствии в разной литературе я натыкался на подобные случаи, в итоге, сложив все звенья в одну цепочку, я пришел к выводу, что любой человек, оказавшийся между «линзами» формируемыми местностью, атмосферным давлением и тонкими энергиями, может испытать давление времени в его самом изощренном виде… Но останется ли человек жив или мертв после такого… Это вопрос только к нему самому.

[hide]Источник[/hide]
Автор: Гость.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *