Не открывай окно

Автор — я.
Всем нам бывает жарко летом. И, уж конечно, все мы любим открывать окна на ночь. А не стоит.Марина проснулась ровно в два часа ночи. Снова. В который раз.
«Господи, как же жарко.»
В комнате действительно стояла неимоверная духота. Воздух был густой, ни единого порыва ветра, ни намека на дуновение, ничего, казалось, не было способно пробиться сквозь одуряющую духоту августовской ночи в квартиру номер сорок два. Даже привычные компании пьяных гуляк сегодня не были слышны. Днем казалось, что ближе к ночи произведенный машинами ядовитый смог осядет, а раскаленный солнцем воздух слегка подостынет и можно будет вздохнуть с облегчением, но нет. Даже ночью жара продолжала добивать вымотанных за день горожан. Звезд на небе не было видно, а фонари давно уже никто не чинил, так что дом был погружен в непроглядную душную тьму. Такова была та роковая августовская ночь.
Марина села на кровати.
«Это прямо как тропики, не иначе. Пора вентилятор купить, нечего на своем сне экономить… Пойти, что ли, окно во второй комнате открыть, может, хоть немного сквознячком протянет.»
Так она и поступила. Едва старая оконная рама скрипнула, через скромно обставленные «хоромы», (так Марина называла свою доставшуюся от родителей двушку) от окна к окну пронесся слабый поток воздуха. Девушка облегченно вздохнула и еще какое-то время стояла, высунув голову и плечи из окна, дыша относительно прохладным воздухом. Даа, вот это другое дело, теперь каждую ночь она будет открывать оба окна и спать так. Все-таки, живя на четвертом этаже, можно было рассчитывать на кое-какую прохладу. Наверху заскрипело окно: видимо соседу сверху тоже надоела жара и захотелось продуть свои апартаменты. Видимо, сосед двигал раму для лучшей вентиляции. Скрип и шуршание не умолкали, даже, к легкому удивлению девушки, появился шум борьбы и сдавленный вскрик. Чем он там занимался? Неужели, опять любовницу притащил? Марина не имела привычки подслушивать, так что, решив, что свежего воздуха с нее хватит, девушка вернулась в свою спальню в твердой решимости доспать таки до утра. Действительно, едва ее голова коснулась подушки, она сразу заснула…
«Ну, это уже не в какие ворота…»
На электронных часах мигают красным циферки 2:30. Пол часа. Она проспала всего пол часа. Сердясь и недоумевая, что ее разбудило, Марина снова села на кровати. В комнате стояла кромешная темнота. Только спустя минуту бесплодных мыслительных потуг до нее дошло, что окно закрылось, и в комнате снова нет спасительного сквозняка. Чертыхаясь и жалуясь на судьбу, девушка отправилась исправлять ситуацию.
«Еще раз закроется, раму к чертям разберу…» — в отчаянии подумала девушка. «Чертов сквозняк, чертово окно не могут нормально поработать на простого студента, в самом-то деле, мне завтра вставать на работу рано…»
Ход мысли ее оборвался: окно не было закрытым. Оно было перегороженным. В двух третях окна помещался, загораживая его простынями («Крыльями?!?» — словно в дурмане подумала Марина) человеческий силуэт. Марина грязно выругалась. Какой-то шутник решил напугать ее образиной в окне. И даже не пожалел сил лезть на четвертый этаж. Не на ту напал. Ни о чем не думая, она приступила к активным действиям.
«Кому это тут делать нечего!?!» — крикнула девушка, саданув кулаком по выключателю. Яркий электрический свет залил комнату, окна, подоконник и то, что заглядывало в окно. ЭТО, безусловно, не было ни человеком, ни чучелом. У людей не бывает перепончатых подвижных крыльев, вытянутых ушей и острых, как иглы, зубов в вытянутой пасти. Чучело не могло двигаться так пластично, не могло смотреть такими живыми, злыми, блестящими глазами. Даже у самого искусно сделанного чучела не могло быть такой серой, лоснящейся, покрытой сеткой пульсирующих вен, кожи. И уж точно ни человек, ни чучело не издало бы такого раздраженного визга-шипения, вызванного внезапным включением непривычно яркого для ночных глаз света.
Марина даже не смогла закричать. Несколько секунд она разглядывала своего щурящегося от яркого света гостя. Даже когда оно, с трудом протиснувшись в оконную раму, с жутким клацаньем когтей об паркет ввалилось в комнату, девушка не издала ни звука: ужас лишил ее голоса. Когда оно пошло на нее, клацая когтями, Марина со всех ног метнулась в спальню и, захлопнув дверь, защёлкнула ее на замок.
«Этого не может быть. Это от недосыпа, я схожу с ума, мне надо поспать, это мне показалось…»
Клак, клак, клак, клак… по паркету, прямо к ее спальне…
«Проснись, проснись… я точно сплю, точно сплю…»
Что — то тихо заскреблось об дверь. Марина замерла. Оно («Господи, это реальность…»), похоже, знало, где спряталась его жертва и сейчас изучало дверь. Зажав рот и нос ладонью, девушка прислушалась. За дверью было тихо. Спустя мгновение в дверь ударили с такой силой, что замок — щеколда перекосился, а Марина, наконец, обретя голос, истошно завопила.
Спустя сорок минут милиция уже выломала ее дверь. Девушку нашли истерично рыдающей в шкафу. Она никого не узнавала и только твердила о чудовище, пришедшем за ней. Но, увы, никаких чудовищ и следов взлома милиция не обнаружила, кроме, может быть, пары царапин на двери, да сломанной щеколды. Спустя еще час Марина уже рассказывала свою историю человеку в очках, сидящему за монументальным столом, а тот, сочувственно кивая, записывал что-то в своем блокноте. А еще через час Марина мирно спала под действием транквилизатора в казенной рубашке, окруженная белыми чистыми стенами, без окон.
«А доктор, наверно, мне не поверил… А я сама себе уже не верю. Все равно, здесь жарко…» — подумала она, перед тем, как заснуть.
Через три дня соседи снова обратились в милицию. Дело в том, что жилец над квартирой внезапно сошедшей с ума девушки давно не появлялся на улице, а из под его двери потянул отчётливый, отвратительный запах разлагающейся плоти.
А Вы любите открывать окна на ночь?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *