Круговорот

Автор — Ваш покорный слуга.
«В далекие времена, когда он рождался в подземном мире, лежа в железной колыбели, он видел над собой еще три яруса ветвей и чувствовал, что там рождаются те, перед кем он будет склоняться, где бы он их не встретил».Он был последним шаманом в роду, он знал это, не мог объяснить, как, но знал, так же как знал многое из того, что было неподвластно обычным людям.
Советская власть не позволяла ему открывать свою сущность, но люди все равно шли к нему за помощью. Они шли к нему за помощью со всех краев необъятной земли. Но не всегда он мог помочь им. Были среди них те, кому болезни посылались более сильными шаманами.
В далекие времена, когда он рождался в подземном мире, лежа в железной колыбели, он видел над собой еще три яруса ветвей и чувствовал, что там рождаются те, перед кем он будет склоняться, где бы он их не встретил. После своего рождения он их не встречал, только единожды в толпе он почувствовал приближение сильного господина и покинул это место, чтобы с ним не встречаться.
Хаарта, его личный зверь, который родился вместе с ним, был его единственным другом на протяжении многих, многих лет. Именно благодаря Хаарта, он сумел раздобыть себе Улуу Сюгэ – Великий Топор, по преданиям он был выкован Кудай Бахсыы Старшим кузнецом, для Кудангсы, величайшего шамана, когда-либо рожденного на серединной земле, в знак благодарности за спасение от смертельной болезни. Металлом для топора послужили осколки небесного железа, который просыпался на землю, когда Кудангса рубил Полярную звезду, пытаясь уменьшить, ее холодное влияние на землю. Закалил топор, Бахсыы, в жертвенной крови, Хаарта убеждал, что это была кровь людей, но сам шаман предпочитал думать, что это была кровь жертвенных животных. Этот топор всегда сопровождал хозяина куда бы он не шел. Ночью он лежал под кроватью шамана или в изголовье его ложа, если он не ночевал в доме. Этим топором шаман защищался от нападений злых духов абасы или от нападения других священных зверей. Хотя Хаарта и был сильным зверем, но и ему бывало требовалась помощь.
Чем старше становился и слабее физически человек, тем сильнее и ловчее становился Хаарта. Сам Хаарта не мог этого объяснить, но твердо знал, что это нужно для господина, так он звал шамана. В последние десять лет шаман удалился от дел, он переехал в далекое село. Купил себе небольшой дом, не общался с соседями, много гулял в лесу. И каждый день беседовал с Хаарта, узнавая у него много интересного и нового о том мире, куда скоро ему придется отправиться.
В тот день, когда шаман почувствовал приближение своей кончины, он впервые не увидел рядом Хаарта. Это был самый счастливый день в жизни старика, он впервые за всю свою жизнь, видел просто людей, не видя их тайных пороков и болезней. После плотного ужина, он вышел на крыльцо своего дома, чтобы в последний раз увидеть заход солнца. Вместе с последним лучом солнца, материнская душа шамана покинула его тело, ухватившись за кончик луча, она стремительно уносилась прочь от земной юдоли, рядом с ним не отставая, также стремительно мчался Хартаа.

Смерть Николая Ивановича, потрясла Ольгу Ивановну. Этот одинокий старик, рядом с которым она прожила бок о бок почти десять лет, был всегда немногословным, и она практически ничего о нем не знала. Так встречались иногда, здоровались, она поздравляла его с праздниками, когда выдавалась такая оказия и на этом все. Тем более удивительным было то, что в тот день в обед, он постучался к ней и сообщил ей, что выбрал ее в качестве своего душеприказчика. Старик сообщил ей, что все необходимые распоряжения на случай своей смерти он сделал, и они будут ждать ее на кухонном столе. Он также просил ее не отказывать ему в его единственной просьбе. Ольга Ивановна согласилась по большей части, чтобы отвязаться от старика, тем более не было видно, чтобы он собирался умирать, она посчитала это старческой блажью, тем более удивительна была новость, что старик умер в тот же день вечером. Участковый, который пришел по вызову скорой, пригласил Ольгу Ивановну и еще одну соседку, живущую через дорогу, быть понятыми при осмотре дома. Во время этого осмотра и был найден конверт адресованный Ольге Ивановне, из текста письма было ясно, что старик назначал Ольгу Ивановну быть его душеприказчиком, она должна была выполнить его последнюю волю, которую он изложил в прилагающемся завещании. Завещание старика сильно удивило Ольгу Ивановну, но после некоторого размышления, она решила исполнить его последнюю волю. Точно в указанном месте, Ольга Ивановна нашла сбережения соседа, сумма была огромная, почти миллион рублей. На гражданскую панихиду, которую устроили в доме, пришло всего два человека, сама Ольга Ивановна и соседка, которая была понятой при досмотре дома в день смерти Николая Ивановича. После короткой речи о соседе, она пригласила грузчиков с похоронного бюро, которые ловко вынесли гроб с телом соседа из дома и погрузили в грузовую машину, которой предстояло доставить тело Николая Ивановича в родное село для погребения. Приехали они в село поздно ночью, но, несмотря на это, у дверей старого клуба, где должна была состояться еще одна гражданская панихида, собралось почти все население села. Гроб с телом усопшего внесли в зал и поставили на специально подготовленный помост. Уверенная, что прощание с усопшим состоится завтра, Ольга Ивановна поинтересовалась у распорядителя похорон, с которым предварительно созвонилась, где она будет ночевать. Ответ, полученный от распорядителя, ее обескуражил, выяснилось, что прощание состоится прямо сейчас и через час они должны выехать к месту погребения.
Когда ровно через час автомобиль выехал из села и направился по проселочной дороге в сторону леса, Ольга Ивановна была спокойна, но когда через пятнадцать минут, они миновали местное кладбище и продолжили путь, она встревожилась, но ничем не выдала себя. Она лишь прижала ближе к себе сумочку, в которой лежал травматический пистолет, подарок покойного мужа. Через три часа машина остановилась, и распорядитель объявил, что дальше нужно будет пойти пешком. Пешком они шли еще почти два часа. Гроб несли на плечах четверо парней, которые подсели к ним в машину у околицы села. Внезапно они остановились, распорядитель объявил ей, что они пришли. Прежде чем Ольга Ивановна поинтересовалась, где могила, парни открыли гроб и начали вынимать тело покойного. Она хотела начать протестовать, но к ней подошел один из парней и, взяв за плечо, отвел немного в сторону, и усадил на пенек, при этом он поднес палец к губам, призывая к тишине. Как завороженная, она продолжала смотреть на то, как парни, вытащив тело, начали его раздевать, при этом она раздумывала над тем, что такого ей показалось странным в этом жесте парня, когда он поднес палец к губам. Тем временем, раздев тело до исподнего, парни вытащили откуда-то, как ей показалось из-под земли, сверток, развернув его они, надели на усопшего, что-то похожее на халат, украшения на нем звенели и блестели в лунном свете. Закончив с этим, они дали ему в левую руку что-то похожее на небольшой щит, обтянутый кожей, а в правую руку небольшую дубинку. Затем голову покойного увенчала странной формы островерхая шапочка, также изобильно обвешенная украшениями. Закончив с одеванием, тело положили на шкуру, что это был за зверь, она не смогла разглядеть. Положив тело и скрестив руки на груди, парни встали на колени с четырех сторон и, воздев к небу руки, начали что-то петь, издавая странные гортанные звуки. Продолжая внимательно смотреть за парнями, она вдруг внимательнее присмотрелась к их рукам и вскрикнула, поняв, что именно ее тревожило, на руках у них у каждого было по семь пальцев. Один из парней, оглянулся на ее крик, и луна осветила его лицо, все три его глаза, внимательно следили за ней, увиденное так потрясло Ольгу Ивановну, что она потеряла сознание.
Очнулась она в больничной палате, рядом с ней сидел распорядитель. Она рассказал, ей, что она потеряла сознание, приехав в село, и два дня пролежала в местной больнице. Еще через два дня ее выписали, и она вернулась домой. Через три месяца, гинеколог, к которому она пришла с жалобой на отсутствие месячных, предположил, что она беременна. УЗИ, которое она сделала, подтвердило предположение врача, специалист, который проводил обследование, сообщил ей, что у нее будет мальчик.
Он лежал в железной колыбели и думал о том, как все-таки это утомительно вновь и вновь возвращаться к жизни, но он знал, что до тех пор, пока он не выберет себе наследника и не передаст ему все свои знания, он обречен, возвращаться к жизни, вновь и вновь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *