Порча на платье

История из жизни, рассказанная за одним из семейных ужинов моей бабушкой.Когда моей бабушке было 18 лет, она с мамой и сестрами переехала из деревни в Екатеринбург, чтобы учиться. Там, работая на одном из заводов, она познакомилась с моим дедушкой. На тот момент мой дед встречался около 8 лет с одной женщиной (её звали Тая – имена, естественно, изменены). Не знаю, как происходили следующие события, но он расстался с Таей и женился на моей бабушке. Всё было хорошо, бабушка продолжала работать, училась в вечерней школе, дело шло к лету, к каникулам. Но потом…

Она начала падать в обмороки, причем совершенно ничем не могла объяснить их. Спрашивали её друзья, хорошо ли она ест, много ли спит, а то стала осунувшейся и беспокойной. Сослалась на переутомление. К тому же, несколькими днями позже оказалось, что она беременна моей мамой. На то и подумали, беременным надо больше отдыхать. Но в обмороки она продолжала падать. Дед в это время, как оказалось, начал припрятывать деньги от бабушки, возможно, даже гулять. Но бабушка моя на это всё внимания не много обращала: любила его, да и беременна была, не хотела нервничать – и так в обмороки падала, хватало проблем.

В один из таких дней к ней прислали ученицу – девушка хотела подзаработать денег летом. Девушка эта ожидала жениха с армии. Попросила она мою бабушку показать ей платье для примерки. «Похожее закажу сшить», — сказала ей. Договорились они, пошли в комнату к бабушке – она тогда жила в заводском общежитии. Двери закрывались плохо или не закрывались вовсе – что там было воровать-то, 60-е годы! Коммунизм, всё общее.

Достала девушка та платье, только приложила к себе и говорит вдруг: «Смотри, Зоя, а это что такое?»

Бабушка подошла, смотрит, а там по всему платью от подола до ворота еле видные такие разводы, светло-светло-коричневые. Пригляделись, а это кресты нарисованные. У воротника и вверху маленькие, всего несколько сантиметров, а книзу всё больше и больше, на подоле совсем большие. Достали фату – тоже самое, вся в крестах, словно раствором каким-то нарисовано. Удивилась бабушка, позвала свою маму, та сразу поняла, что случилось, запричитала: «Вот не жить тебе с мужем больше! Надо сжечь это платье, надо сжечь!» Бабушка тогда коммунисткой была, атеисткой даже и, конечно, во всё это не поверила. Единственное: сразу поняла чьих рук дело – по соседству с ней жила подружка Таи.

Конечно, в деревне гораздо проще – разжег костер и всё. А в городе где? Нашли старый домик с печным отоплением у знакомой, стали жечь в печке платье, а оно не горит – дымит только дымом черным. Соседи всполошились, даже пожарных вызвали. Ну пришлось срочно тушить – тлеющее платье в ведро и на вынос. Около подъезда встретила её бабулька, говорит: «Эх, зачем же ты его сама несешь, надо было другому кому-нибудь дать вынести его». Бабушка моя словам значения не придала, так и унесла это платье, бросила на помойке.

Обмороки продолжались. Позже состояние бабушки настолько ухудшилось, что она взяла внеочередной отпуск и путевку в санаторий. Там её подселили к какой-то пожилой женщине, которая сказала ей, что сделана ей порча на смерть, что оставалось ей жить недолго. Сказала, что с мужем как разойдутся, так никогда больше и не встретятся. Стала она лечить её разными травками и молитвами. Но закончился отдых у женщины, и наказала она моей бабушке всегда в церковь ходить, молиться, и в Бога верить, не смотря ни на что.

Уже гораздо позже, когда моя мама была взрослой тётей и уже родила меня, моя бабушка отправилась на приём к одной ясновидящей. Та сказала ей, что женщина та уже умерла, но бабушку мою не простила. Сказала, что порча та недолеченная, и детям её дороги в жизни перекрыты. Но бабушка больше у знахарок не лечилась, кроме Бога ни на кого не надеется. Муж её, мой дед, после скорого развода вернулся к своей подруге, вроде, жил с ней какое-то время, затем уехал в Краснодар, на малую родину. Позже наша семья тоже туда перебралась, но так никогда я дедушку и не видела – то ли он не хотел встретиться, то ли ещё случались какие-то обстоятельства.