История таксиста

Автор: Helvetti_Kissa.Эта история произошла совсем недавно, я не знаю, претендует ли она на правдивость, но своему знакомому я склонна верить, так как он совсем не похож на сказочника или любителя приукрасить события. О моих увлечениях мистическими историями он также ничего знать не знал. Мы работаем в одной компании, плюс он подрабатывает таксистом, так вот, в один из дней, когда нам нужно было ехать по работе практически за город, мы болтали о его работе таксистом, я спрашивала, не страшно ли ему возить незнакомых людей, особенно по ночам. Александр (имя изменила) мне на это ответил так: «Нет, по ночам не боюсь работать, если суждено, значит суждено. Но вот был один случай, после которого я пару месяцев не выходил работать таксистом.
Была зима, середина января, темнело очень быстро, я вышел работать в ночь, в пятницу очень много народа, которого надо развести по домам или в клубы, или еще куда. Так что часов до двух ночи я не заметил, как пролетело время. После двух заявок уже не было, и я дремал в машине, думая что скоро уже поеду домой. В машине работала печка, за окном снег, я и не заметил, как уснул. Разбудил меня стук в окно, я открыл глаза, за окном стояла девушка с ребенком на руках. Я посмотрел на часы, было три часа ночи.
— До Рабочего, довезете? — спросила девушка.
Я прикинул расстояние, практически другой конец города, и сначала хотел отказать, так как уже, если честно, разморило, и ехать хотелось только домой. Но на улице была зима, а девушка была с маленьким ребенком, так что я согласился.
Девушка оказалась молчаливой, я вообще, если честно, не очень люблю когда повисает тягостное молчание, пытался как-то вовлечь ее в диалог, но потом понял, что это дело бесполезное, единственное, что я узнал, что ее ребенка зовут Митя, а саму ее Анастасия, и что она едет из гостей домой.
Негромко играло радио, ребенок спал, Анастасия смотрела в окно. Наконец мы стали подъезжать к нужному району, я думал что она живет в одной из многочисленных новостроек, но оказалось, что нет, девушка сказала ехать дальше. Вот уже и старые «хрущевки» мы проехали, и старые двухэтажные домишки, а она все говорит дальше.
Наконец она сказала, что скоро мы приедем, остановились возле каких-то разрушенных частных домов и старых гаражей, она взяла ребенка и сказала, что ей нужно занести ребенка домой, а потом она выйдет, и я отвезу ее дальше к подруге. Я посмотрел на то местечко, куда привез ее, и предложил проводить. Девушка рассмеялась и сказала, что знает тут каждый куст. Я остался ждать ее. Прошло сначала десять минут, потом двадцать, потом уже и тридцать минут. Я устал ждать и решил выйти и посмотреть, куда она ушла. Вышел, увидел цепочку следов, сразу понял, что это ее, так как больше следов не было. Пошел по ним, однако следы обрывались. Я посмотрел вниз, и почувствовал как мурашки по коже побежали – внизу был обрыв высотой метров в 7, ни спуска тебе, ничего, а внизу куча железной арматуры, и никаких жилых домов вокруг, ни огонька. Темнота и тишина. Я сбегал за фонариком в машину, звал девушку, прислушивался, может, кто откликнется. Стало страшно, может, она упала, жива ли она? Но фонарик высветил только лишь снег и ржавые куски арматуры.
Я стоял там часа два, до пяти утра, оббегал все вокруг, но больше следов девушки не было.
Несколько дней я был сам не свой, постоянно думал об этом случае, однако постепенно я стал забывать об этом, находя все более и более логичное объяснение: девушка просто не стала платить, а сама скрылась куда-нибудь.
В конце марта мы стояли несколькими машинами со своими коллегами-таксистами, общались, каждый рассказывал какие-то свои истории, и вот как раз зашла история о злостных неплательщиках, те, кто прокатился, а деньги не отдал. Я рассказал свою. После этого повисла такая тишина, что мне даже жутко стало. Я прямо почувствовал, что услышу сейчас что-то очень не хорошее. И вот Вячеславыч, так звали самого старого таксиста, сказал:
— Не ты один ее подвозил, пара наших ее подвозила. Каждый год, зимой, в январе… Разбилась она… Семь лет назад упала с этого обрыва вместе с мальчишкой маленьким своим. Ты разве венок не видел там?
Два месяца я не выходил на маршрут…