История одного "мима". Часть шестая. И снова проблемы

Автор: ПанкРокер
[hide]Источник[/hide]Чья-то сильная жилистая рука за шкирку тащила меня по полу. Аричибальд всё-таки открыл дверь… Вот только не возьму в толк — почему я связан? Неужели он меня не узнал? Грим! На мне же грим! Теперь всё ясно.

— Арчи, это я… — слова хриплым шёпотом вырываются из груди.

Мой друг не молод, ему уже около четырёх веков, он — один из самых старых представителей нашего рода. Его слух, зрение и обоняние оставляют желать лучшего… Надеюсь, его память не вычеркнула мой образ!

— Арчибальд, это я! Слышишь?! — пытаюсь хрипеть как можно громче.

Передо мной появляется лицо друга. Круглый, слегка приплюснутый череп, на котором расположились далеко посаженные чёрные глазки, они поблёскивали в тусклом свете электрической лампы. Носа и ушей не было, на их месте зияли маленькие дырочки. Его беззубый рот похож на глубокий порез, идущий от уха до уха и усеянный множеством меленьких острых зубов. Длинные седые волосы с многочисленными проплешинами свисали до плеч. Да… Он почти не изменился.

— Как вы меня нашли? — голос друга звучит встревоженным.
— Кто «мы»? Неужели не узнаёшь? — пытаюсь выдавить из себя улыбку.
— Не придуривайся! Ты — один из клыков?!

А вот это уже интересно… Клыки ищут моего друга? Я же мог привести их за собой! Хотя нет… Вряд ли эта тварь в лесу их пропустила.

— Арчи, посмотри на моё запястье и вспомни лето тысяча девятьсот сорок третьего года. Мы там знатно попировали.
— Ты?! Это действительно ты?! Я думал тебя убили во время недавней чистки! — голос друга дрожал.
— Какой ещё чистки?
— О, это долгая история… Ты же пришёл ко мне не просто так… Тебе нужны ответы, какого рожна тут происходит?
— Да… — мне стало стыдно.
— Ладно, я расскажу тебе всё, что я знаю. Но сначала ты расскажешь мне, почему ты так вырядился, и почему у тебя такой потрёпанный вид.

Он достал из-за пояса старый тесак и, немного повозившись с моими путами, освободил меня. Он помог мне доковылять да железного стола, на котором раньше патологоанатомы вскрывали труппы, сейчас же это был письменный стол, заваленный бумагами и начинкой каких-то электрических приборов. Друг усадил меня в один из двух мягких стульев на колёсиках и дал жестяную чашку с остывшим чёрным чаем. У него, как всегда уютно, справа — морозильные шкафы для трупов, а слева — стол с мониторами и системными блоками.

Я сбивчиво рассказал ему всё, что приключилось со мной за этот вечер: и про воришку, который меня обчистил, и про гениальную мысль с гримом, про встречу и бой с клыкастым в клубе, про погоню за молодым каннибалом в лесу, про то, как улепётывал от безликого существа, и, конечно же, про безумного парня с ножом. Арчибальд долго сидел и слушал, погрузившись в свои мысли, потом поднял на меня полные боли и сострадания глаза и велел идти мне спать. Я нехотя согласился, чувствовал я себя очень мерзко. Арчи отвёл меня в свою комнату, там стояла старая, проржавевшая местами кровать. Я уснул мгновенно, эта ночь чуть не убила меня…

На утро стало ещё хуже… Всё тело болело, многочисленные синяки и раны сильно чесались, процесс регенерации шёл полным ходом, к вечеру должно всё зажить. А вот жуткая головная боль пройдёт ещё не скоро… Я выполз из маленькой спаленки и неуверенной походкой подошёл к Арчибальду, который сидел за компьютерным столом и пялился в экраны. Старый больничный халат мешком висел на его тощей фигуре, ноги и руки были обмотаны старыми тряпками, а голову украшали выпуклые очки в роговой оправе на резинке. Он был похож на сумасшедшего профессора, хоть таковым он и являлся.

Арчибальд смерил меня суровым взглядом и сказал:

— Ты даже на представляешь, в какое дерьмо ты вляпался. У меня есть две новости…
— Плохая и хорошая? — перебил я.
— Нет… Плохая и очень плохая, какая хуже — решать тебе… Я так понимаю, ты проспал два-три года и не в курсе последних событий?
— Да…
— Ну тогда слушай. Пару лет назад Клыки устроили переворот, они свергли совет и начали выискивать «непосвящённых». Перед найденным каннибалом вставал вопрос: либо сдаться клыкам и до конца жизни быть у них на побегушках, либо понести долгую и мучительную смерть. Большинство наших они убили во время спячки, тебе повезло, что вообще проснулся. Через год сопротивляющихся группировок и нейтральных каннибалов почти не осталось, те, кто выжил, залегли на дно, но нас с каждым месяцем всё меньше и меньше. Клыки очень слаженно работают, они поделили города по сферам влияния, составили график входа в спячку и продолжают преследовать «неверных». Это была только предыстория. Твоя главная проблема заключается в том, что в клубе в ту ночь был не один каннибал, а два. За тобой началась охота, залечь на дно не удастся, тебе надо бежать как можно быстрее и дальше, и постарайся избегать больших городов и деревень…
— А как же ты?!
— За меня не беспокойся, я — неприкасаемый. Но если они узнают, что мы виделись, мне не жить. Но сейчас не об этом. Вторая новость — про безликого монстра и чокнутого парня. Тебе «повезло» встретиться со Слендером и Джеффом. Никто точно не знает, откуда они взялись, про них сложено множество историй, и почти все считают их вымыслом, единицы выжили после встречи с ними. Но самое паршивое — теперь у них на тебя зуб, советую тебе бежать отсюда и как можно скорее…
— Я уйду сегодня вечером, не хочу подвергать тебя опасности, ты очень много для меня сделал… Только сперва приведу себя в порядок, подлатаю костюм и смою грим.
— Умывальник за углом, а нитки с иголкой сейчас выдам.

Арчибальд встал из-за стола и, порывшись в маленькой тумбочке, выдал мне моток дратвы и большую иглу. Ну, и на этом спасибо. Залатав многочисленные дыры на пиджаке, кофте и брюках, отправляюсь отмывать свой костюм и полировать туфли. Когда с одеждой было покончено, мне осталось смыть с лица этот чёртов грим. Подставляю лицо под прохладные струи воды, тщательно тру щёки, лоб и скулы, довольный смотрю в зеркало, и… И ни черта… Грим никуда не делся. Судорожно пытаюсь смыть эту чёртову маску, не получается… Что-то внутри меня надломилось… Глупо хихикая, одеваю на голову свой цилиндр. Всё как в тот вечер, ничего не изменилось… Дёрганной походкой выхожу из морга, не попрощавшись с другом.

Я потерял всё… Почти все мои вещи вынес тот воришка… Возвращаться в берлогу нельзя… В город тоже… Почти всех моих друзей и знакомых убили, а общение с лучшим другом для него опасно… Я потерял всё… Даже лицо… С этой мрачной мыслью останавливаюсь перед выходом из больницы. И что же я вижу?

Высокий человек в деловом костюме и без лица рассматривает черноволосого подростка с вырезанной на лице улыбкой. Эта парочка сверлит друг друга взглядом, даже безмордый, я это чую. Потом они поворачивают головы в мою сторону… Мне писец…

Автор: ПанкРокер
[hide]Источник[/hide]